«Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге»

5989b55a7f44c3c8d0a9a3b05bf06d4c

Сегодня день преставле­ния святого апостола и евангелиста Иоан­на Богослова, и память о нем всегда неиз­менно согревает души наши.

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов — первое звено в неразрывной цепи благодатного преемства от Самого Господа Иисуса Христа в I веке христи­анства. Он чистотой девственной души своей так возлюбил Господа, что никакие земные привязанности не отяго­тили его в жизни. Он отдал Богу сердце свое, полное ароматов чистой и святой любви только к Нему. Совсем юным он оставил дом отца своего, рыбаря Зеведея, и откликнулся на проповедь Предтечи Христова, призывающего людей Божиих приготовить путь Господу: «…прямыми сделайте стези Ему…» (Ак. 3, 4). Юный Иоанн сам встал на этот путь в ожидании Грядущего за Крестителем, Который «…будет крестить вас [людей] Духом Свя­тым и огнем…» (Мф. 3, 11).

И вот святой Иоанн Предтеча указыва­ет ученикам своим Некоего и говорит им: «…вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира…» (Ин. 1, 29). И, послуш­ный слову девственника-учителя, девствен­ник-ученик оставляет Иоанна Предтечу, чтобы идти за Величайшим Девственни­ком и Учителем и Спасителем своим.

8df3995d6d21d2b66dc30119c9743745В свое время возлюбил Иоанн Христа всею душою, всецело прилепился к Нему и неотступен был от Него до конца пре­бывания Христа на земле. Это были три года его «академии», где преподавателем стал Сам Божественный Учитель, где живое слово Нового Завета являлось ви­димым образом.

Это было время, когда краеугольный камень — Христос закладывался в ос­нование Святой Православной Церкви. А первые ученики Его стали первыми учи­телями и апостолами этой Церкви.

Сердце ученика, преисполненное любо­вью, сливается воедино с сердцем Боже­ственного Учителя, и нет тайны, сокровен­ной от ученика. Вся жизнь Божественного Учителя, все Его дела, вся непостижимая глубина нового учения отверзаются любя­щему сердцу. И юноша Иоанн за три года пришел в меру возраста Христова, созрел до полного самоотвержения, чтобы жить только в Боге, созрел для служения Богу и людям, созрел для крестного апостольско­го пути, став для всех всем.

Еван­ге­лия по­вест­ву­ют, что апо­сто­лы, со­чтя де­ло сво­е­го Учи­те­ля про­иг­ран­ным, в стра­хе раз­бе­жа­лись из ноч­но­го Геф­си­ман­ско­го са­да и да­же не по­чти­ли по­след­них ми­нут Его зем­ной жиз­ни у Гол­го­фы. Из них один лишь Иоанн пре­бы­вал у под­но­жия Кре­ста, не за­бо­тясь опа­се­ни­я­ми соб­ствен­ной без­опас­но­сти. «В люб­ви нет стра­ха, но со­вер­шен­ная лю­бовь из­го­ня­ет страх. Бо­я­щий­ся несо­вер­ше­нен в люб­ви», – на­пи­шет он позд­нее (1Ин.4:18)

PreobrazhenieАпо­стол Иоанн был сви­де­те­лем пре­об­ра­же­ния Гос­по­да, во вре­мя Тай­ной ве­че­ри «воз­ле­жал на гру­ди Иису­са» (то есть спра­ва от Него; от­сю­да по­ня­тие «на­перс­ник») и од­ним из пер­вых услы­шал весть о Вос­кре­се­нии. Пра­во­слав­ная Цер­ковь име­ну­ет Иоан­на «таи́нни­ком» (у гре­ков это сло­во, «мист», еще в до­хри­сти­ан­ские вре­ме­на озна­ча­ло ду­хов­но­го из­бран­ни­ка, по­свя­щен­но­го в ми­сте­рию). О его по­сле­ду­ю­щей жиз­ни до­сто­вер­ных све­де­ний ма­ло. Вме­сте с апо­сто­лом Пет­ром он про­по­ве­до­вал в пре­де­лах Па­ле­сти­ны и, со­глас­но пре­да­нию (не во­шед­ше­му в кни­ги Но­во­го За­ве­та), жил вме­сте со сво­ей на­зван­ной ма­те­рью в Иеру­са­ли­ме, а за­тем в Ефе­се (на за­пад­ном по­бе­ре­жье Ма­лой Азии, ныне Тур­ция). Он умер здесь сво­ей смер­тью глу­бо­ким стар­цем в на­ча­ле II ве­ка, и этим зна­ме­на­тель­но от­ли­чен от всех дру­гих апо­сто­лов, при­няв­ших на­силь­ствен­ную смерть от го­ни­те­лей.

Со­глас­но пре­да­ния, свя­той Иоанн Бо­го­слов, до­стиг­нув сто­лет­не­го воз­рас­та, при­ка­зал сво­им се­ми уче­ни­кам вы­ко­пать ему кре­сто­об­раз­ную мо­ги­лу неда­ле­ко от Ефе­са. Он лёг в неё ещё жи­вым, вско­ре скон­чал­ся и был по­гре­бён. Через несколь­ко ме­ся­цев хри­сти­ане, жив­шие в Ефе­се, рас­ко­па­ли его мо­ги­лу (ви­ди­мо, для пе­ре­за­хо­ро­не­ния), од­на­ко не на­шли те­ла апо­сто­ла и в глу­бо­ком изум­ле­нии воз­вра­ти­лись в го­род. По­сле это­го они ча­сто при­хо­ди­ли на его мо­ги­лу и воз­но­си­ли там усерд­ные мо­лит­вы, при­зы­вая по­мощ­ни­ком и хо­да­та­ем пред Бо­гом это­го лю­би­мо­го уче­ни­ка Хри­сто­ва. Вско­ре ста­ли за­ме­чать, что каж­дый год в этот май­ский день от гро­ба апо­сто­ла ис­хо­дил некий «тон­кий прах», тво­рив­ший ис­це­ле­ния. Ве­ру­ю­щие со­би­ра­ли этот прах и вра­че­ва­ли им раз­лич­ные неду­ги и бо­лез­ни. Об этом чу­дес­ном пра­хе (или манне) сви­де­тель­ству­ют бла­жен­ный Ав­гу­стин (†430) и Гри­го­рий Тур­ский (†594), а так­же наш рус­ский па­лом­ник игу­мен Да­ни­ил (XII в.).

fotor711Уже с древ­них вре­мен хри­сти­ане по­чи­та­ли ме­сто в Эфе­се, где, как счи­та­ет­ся, был по­гре­бен Иоанн Бо­го­слов
В неко­то­рых древ­них Ме­ся­це­сло­вах этот празд­ник на­зы­ва­ет­ся ροδιομός (ро­дио­мо́с) – «ро­зо́вник». Неко­то­рые объ­яс­ня­ют это на­зва­ние тем, что ман­на, ис­хо­див­шая от гро­ба Иоан­на Бо­го­сло­ва, на­зы­ва­лась ρόδις (ро́дис) – то есть «ро­зо­вая мазь», «ро­зо­вый по­ро­шок». Но, ско­рее все­го, «ро­зов­ни­ком» этот празд­ник на­зван из-за упо­треб­ле­ния роз, ко­то­ры­ми, ве­ро­ят­но, укра­ша­ли мо­ги­лу свя­то­го Иоан­на и хра­мы, по­доб­но то­му, как мы упо­треб­ля­ем зе­ле­ные вет­ви и цве­ты в День Свя­той Тро­и­цы (Пя­ти­де­сят­ни­цы).