Праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы  — это один из 12 главных церковных праздников Православной Церкви и всегда приходится на Рождественский пост.

Lauder, Robert Scott; Presentation of the Virgin in the Temple; Royal Scottish Academy of Art & Architecture; http://www.artuk.org/artworks/presentation-of-the-virgin-in-the-temple-186508

Событие, послужившее основой для праздника, не упоминается в канонических Евангелиях. Оно пришло к нам через Предание Святой Церкви. В Писании его нет.

Согласно Преданию Церковному, по отнятии от груди, в возрасте трех лет, девочка Мария, будущая Богородица, была отдана на воспитание в храм. И Она почувствовала влечение к Богу столь сильное, что забыла маму и папу. Если вам случалось, например, уезжать в лагерь или оставаться где-нибудь вне дома, то, может быть, вам знакомо чувство тоски, печали, желания быть с родителями поближе. Это свойственно человеку даже до старости. Тем более – маленьким детям. Они не мыслят себя вне своих родителей. Но удивительным образом эта маленькая девочка повлеклась к Богу, как птица в небо. Оставила позади себя и престарелую маму – Анну, и Иоакима – отца своего. И осталась в храме.

Мария пребывала там до превращения в полноценную девушку, могущую стать женщиной и матерью. Так она девство сохранила в себе, но матерью стала. Сохранила в себе вещи, несовместимые в жизни. Девство и рождество сочетала…

Вот это «Вхождение во Храм», оно имеет отношение к каждому человеку, потому что«вхождение» в храм должно быть ранним, так, чтобы мы полюбили храм с юных лет. Например, Преподобный Сергий Радонежский. В его житии, которое написал Епифаний Премудрый, говорится, что, когда еще мама во чреве носила его, он тоже был с ней на службе. Когда читали Евангелие, Сергий внутри утробы игрался и кричал — звук подавал какой-то. И потом, когда Херувимскую пели, он тоже игрался и подавал звук своего присутствия. И, когда священник говорил: «Святая святым!», Сергий тоже начинал играться. Все замечали, что кто-то еще на Литургии есть кроме тех, кого видно.

Presentation-Mary_in_the_temple1То есть, благодаря родительской молитве и благодаря Благодатному посещению, человек может с маленьких лет быть очень набожен, очень благочестив. Но эта способность у нас закопана. И настоящее «Вхождение во храм» у нас совершается только в зрелые годы. Не в три года, и не в пять, и не в десять, и не в пятнадцать. Пока мама беременна мы не ходим в храм. Многие из нас были напрочь лишены этой возможности – быть на литургии, еще находясь во чреве своих матерей.

У некоторых совершается «Вхождение во храм» только лет в пятьдесят или в шестьдесят. У других оно никогда не совершается. А некоторые в храм «входят» по нужде, как занесенный в храм труп. Есть люди, которых в храм приносят только, чтобы отпеть. Они сами бы и не пришли, но их принесли. В храме отпели, покадили, поцеловали, вынесли и — закопали.

И некоторые из живых так же в храм приходят. Как непогребенные трупы. Они в храм не зашли, только что ноги их туда занесли. И они ногами в храме стоят, но у них голова летает – «там», а сердце думает об – «этом». Человек – он же сложный. У него голова может думать одно. Сердце — хотеть другого. Язык — говорить третье. А физически пребывать он может в четвертом месте. И вот на четыре части разобранный человек в храме стоит только ногами. А нам нужно именно «войти» в храм. Потому что, если вы войдете в храм внутренним вхождением – вам будет везде хорошо. На сегодняшний день нет ни одной страны в мире, ни одного континента, по крайней мере, ни одного большого региона планеты, где бы мы ни нашли Православную церковь. Было время, когда православные были сосредоточены только в России, Сербии, Грузии… А потом в мире столько всего произошло, такие ветры дули, что людей поразметало, как пыль по земле. Православные оказались и в Америке, и в Австралии, и в Латинской Америке, и в Европе, и в Азии, и в Японии… Везде.

81f1bd14dd4722008847609358382590Человек – везде сирота, когда он не имеет близь себя родных и Бога. А, когда человек любит храм, у него «вхождение во храм» совершилось. Он приходит и видит родные лица. Он замечает их и узнает.

— А где Николай? — О, Николай есть!

— А где Спиридон? — О, вижу Спиридона.

— А где Серафим? — О, и Серафима вижу!

Ему хорошо здесь, как у себя дома, среди портретов своих родных.

И нужно, чтобы совершилось это «вхождение во храм». Чтобы вас тянули в храм не за шиворот, как маленького ослика. Он хотел бы побегать по лугу, травы пожевать, а его взяли почему-то затащили в храм. И что он тут будет делать? Он не знает. Молиться не умеет. Бога не любит. Вот и стоит как подневольный раб. Это значит – только ноги зашли, а сердце  не в храме. Оно — непонятно где.

«Вхождение во храм» – это вхождение во храм умом.

Когда-то был такой закон о богослужении, когда каждое важное событие службы сопровождалось колокольным звоном. Евангелие читают – звонят специально. «Херувимскую» поют – звонят специально. Дары Святые освещены – звонят специально. Тогда церкви еще не были все закрыты. И люди, которые в тюрьмах сидели, это слышали. Например, сидит в тюрьме человек и через окошко слышит – Евангелие читают в храме. Потому что звонят особым образом. И он молится, как перед Евангелием. На «херувимской» звонят – и он читает молитвы херувимской. То есть, он телесно – в тюрьме, а духом – в церкви.

iТак что, заходите в храм! «Введение во храм», умное, (сердечно – головное) умное вхождение в святилище Божие. На службу Божию. Кто Богу в храме служит? Только священник? — Нет. — Люди. Умом , языком, стоят как солдатики перед Ним. И совершается божественная служба. Все служат Богу здесь. Не так: «На хоре — поют, батюшка – читает, а люди — делают, что хотят!» Все вместе Богу здесь служат.

Матерь Божия вошла во храм сегодня. И нам дорогу показала. Нужно сердцем войти в храм. И там, где ноги твои, там пусть и голова будет.