18 октября празднуем Собор Московских святителей: Петра, Феогноста, Алексия, Киприана, Фотия, Ионы, Геронтия, Иоасафа, Макария, Филиппа, Иова, Ермогена, Тихона, Петра, Филарета, Иннокентия и Макария, Московских и всея России чудотворцев.

DMW-pQsWsAEirO1-935x560

Чтобы современному человеку понять, в чем подвиг московских митрополитов, патриархов Гермогена или Тихона, или даже Василия Блаженного, ему нужно хотя бы немного знать историю. И даже если мы ее знаем, умом мы можем понимать, например, важность объединения страны или сохранения веры перед лицом иноземной опасности. Но сегодня, когда иноземной опасности нет, все это может и не трогать душу. Если с нами случилась рядовая беда: болезнь, семейные проблемы, вряд ли мы пойдем молиться святому, который решал вопросы объединения Русской земли или занимался иными государственными проблемами. Мы будем искать ответы у того, кто нам ближе, понятнее.

Народу всегда были нужны понятные для них святые. Зайдите сегодня в любой храм, и найдете там образ св. Матроны Московской. Кем она была? Во-первых, блаженной, которых всегда особенно любил русский человек. Слепой, не ходящей, гонимой, жила – своего угла не имела. Во-вторых, простой русской женщиной, крестьянского происхождения, ни карьеры земной, ни статуса. Самая что ни на есть родная. Да еще практически современница, то есть хорошо знавшая, от чего страдает сегодня народ. Помогала всем, кто ни придет. Здесь сбываются слова русской поговорки: «До царя далеко, до Бога высоко». И нужен свой посредник.

В начале 2000-х годов один журналист решил составить рейтинг Российских святых, сделав это по количеству запросов в интернете. Оказалось, что самыми «востребованными» были Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Казалось бы, такая разница во времени их жизни (XIV и XVIII века), в задачах эпохи, а оба близки людям. И в Троице-Сергиевой Лавре, и в Дивеево всегда толпы паломников.

8JYpEHk7s94Поэтому для святости временная граница условна. А выбор святого по степени «понятности» говорит не о том, что это святой «ограничен» в своей святости, в помощи, которую он может оказать. Наоборот, ограничено земными условностями наше человеческое восприятие святых! Можно привести массу примеров, когда человек молился святителю Алексию, и Александру Невскому, и Даниилу Московскому, и получал помощь не в решении государственных дел, а в простых нуждах. Потому что, если они святые, значит, независимо от рода земной деятельности, прежде всего, – молитвенники. И, по слову Божию, прежде нас знают наши нужды. И помочь, все без исключения, могут в самом главном – в укреплении веры, любви к Богу и людям. А чем больше этой любви будет в нас, тем меньше границ будет в нашей любви к разным святым, потому что в каждом мы будем видеть Бога.